Внешний фортификационный вал городища "Борисовка Городище-1"

Местоположение: 

Фортификационный вал расположен в Государственном природном заповеднике «Белогорье» в кластере «Лес на Ворскле» на правом берегу р. Ворскла.

Природные условия: 

Растительная ассоциация: дубняк липово-ясеневый звездчатково-осоковый 

Грунтовые воды почти на всей территории участка залегают на значительной глубине (25-30 м).

 

Координаты: 
Археологическая эпоха: 
Археологическая информация: 

Внешний вал был сооружен в эпоху Раннего Железного Века ~2700 лет назад

Информация о погребенной почве: 

Погребенная пова опеределена как  Серогумусовая (дерновая) глинисто-иллювиированная легкосуглинистая на переотложенных лессовидных суглинках (Полевое определение…, 2008)

Верхняя граница погребённой почвы нарушена и деформирована, четкая уверенная граница не прослеживается. Гумусовый горизонт погребённой почвы постепенно меняет окраску и переходит в горизонт С. Кротовины прослеживаются по всему профилю, которые перекрываются ламеллами, что означает, что фаза остепнения предшествовала более гумидной фазе, когда  формировались ламеллы – несцементированные железистые прослойки гидр(оксидов) железа иллювиального происхождения толщиной <2,5 см (WRB, 2015) .

В погребенной почве есть включения олигоценовых супесей в основании разреза, чего не было вскрыто в описанной толще фоновой почвы (глубиной больше 2 м). В погребенной почве  диагностированы глинистые кутаны, то есть процессы  иллювиирования имели место раньше 2500 лет назад (до субатлантического периода), до сооружения курганной насыпи.

Свидетелями степного почвообразования являются палеокротовины, выполненные прогумусированным материалом, особенно четко представленные в погребенной почве. Палеокротовины локализованы не только в верхней, слабосцементированной толще песчаного наноса, но и в основании разреза.

Информация о фоновой почве: 

В толще фоновой толщи прослеживается залегание пачек, которые представляют из себя отложения нескольких слоёв: серо-буроватой кровли, переслаивающегося более рыжего и более светлого материала, который переходит в белёсый песок, иногда в пачках прослеживаются светло-оливковые оглеенные прослои. Всего в фоновой почве было описано 10 пачек, каждая из которых отличалась цветом, наличие оглеенния, кутан, количеством слоёв. Формирование ортштейнов на контакте пачек говорит о застое влаге. В почве не было обнаружено кротовин. Полевое определение почвы: Серогумусовая (дерновая) супесчаная псевдофибровая на переотложенных древнеаллювиальных  супесчаных отложениях . В некоторых пачках на отдельных локальных участках прослеживается кутанный комплекс.

Выделяются пачки, состоящие из слабоуплотненного супесчано-песчаного материала и заметно сцементированные. Важный момент морфологического строения толщи отложений: диагностирована система независимых трещин, секущие толщи пачек. Этот факт заставляет предположить поэтапное и ритмичное осваивание палеокриогеными трещинами толщи пачек, что свидетельствует о маркировании относительно стабилной поверхности кровли пачки после завершения этапа седиментогенеза материала, слагающего конкретную пачку. В ряде случаев четко диагностируются морозобойный эффект куполообразного вспучивания материала около трещин. 

Несмотря на то, что изученные разрезы погребенной и фоновой почв находятся в 5 м друг от друга, они заметно отличаются по характеру почвообразующих пород. Этот фактор объясняется сложной историей формирования этих отложений в заключительную эпоху позднего неоплейстоцена. Принципиальным является факт того, что оба разреза приурочены к краевой части уступа к древней широкой балке, входящей в единую сеть овражно-балочной сети с местным базисом эрозии – широкой долиной реки Ворскла. Перепад высот от поверхности, где заложены разрезы, до тальвега балки, составляет около 50 м. Водораздельная поверхность соответствует уровню V надпойменных раннеплейстоценовых террас (более 300 тыс. л.н.). Однако, можно заключить, что схема организации гумусовых горизонтов в изученных почвах хроноряда весьма схожа.

По-видимому, олигоценовый цоколь террасовидной поверхности перекрыт переотложенными древнеаллювиальными песками, верхняя тоща которых могла быть навеяна сюда 10–13 тыс. лет назад в период деградации осташковского (валдайского) ледника (MIS 2). Именно такую картину можно наблюдать на правобережье реки Ворсклы в пределах участка «Лес на Ворскле» заповедника «Белогорье» (Гаэль и др., 1986). Отметим, что эоловое перемещение песка весьма широко проявлялось в плейстоцене, особенно в позднем, с самым сухим и холодным климатом (Гаэль, 1984). По минералогическому составу пески с террас Ворсклы, как и в районе нашего исследования, почти чисто кварцевые с незначительной примесью полевого шпата, мусковита, глауконита, циркона, роговой обманки  и др. (Гаэль и др., 1986). Далее авторы отмечают, что такая минералогическая бедность песков унаследована от неоген-палеогеновой и меловой эпох, когда в условиях тропического климата процессы выветривания были сильно выражены, и почти все первичные минералы исчезли. В плейстоцене эти пески вымыты из коренных пород и переотложены в речных террасах, а также были навеяны на приводораздельные поверхности балок. В данном случае перевеянные пески достаточно узкой полосой перекрывают олигоценовые отложения, именно поэтому разрез погребенной почвы сформирован на двучленной почвообразующей породе. Учитывая тот факт, что вновь образованная почва на валу сформирована на перетложеннных лессовидных суглинках, можно заключить о выклинивании толщи олигоценовых супесчано-суглинистых отложений вглубь массива от  коренного уступа и замена этих отложений лессами.

Морфолого-генетический анализ строения фоновой почвы позволяет расчленить ее профиль на две контрастных части (на глубине ~ 1,0 м): верхняя относительно рыхлая супесчано-песчаная толща в которой сформированы гумусовые горизонты, и нижняя окрашенная толща с пачками сцементированного супесчаного материала с псевдофибрами. По имеющимся данным (Стефанович, 1966), формирование почв с ортзандровым горизонтом (а в данном случае – пачек сцементированного песка) могла начаться еще в средневалдайский мегаинтерстадиал (45–23 тыс. л.н., MIS 3) во время смягчения климата. Вероятно, супесчано-песчаный материал верхней части разреза мог навеваться в заключительную фазу позднего неоплейстоцена (MIS 2), о чем уже отмечалось выше. В атлантический оптимум голоцена на террасовые поверхности, перекрытые сверху песчаным наносом, вышел из речных пойм дуб со своими спутниками (Гаэль и др., 1986). По данных этих авторов, в степной зоне в послеатлантический период супесчаные почвы ортзандами обезлесились и остепенились, приняв гумусовых горизонтах черноземовидный облик. Именно это можно наблюдать и в изученном нами хроноряду почв, где фоновая почва характеризуется мощным растянутым изогумусовым профилем, состоящим из серий гумусово-аккумулятивных горизонтов.

Выводы: 

До сооружения вала, то есть около 2700 л.н. (рубеж суббореал–субатлантика) степная фаза почвообразования сменилась мезоморфной, связанной с увеличением увлажнения. Это запечатлено в строении почвенного профиля погребенной серогумусовой почвы, где отмечены палеокротовины и скопления отбеленных изоморфных пятен в гумусовом горизонте, прорезанные одиночными псефвдофибрами, что отражает более гидроморфную стадию развития почвы, вероятно, под лесной растительность. Другим важным маркером существования гумидной фазы развития почвенных профилей – наличие отчетливо выраженных буроватых кутан, развитых по порам и порам-плоскостям.

Авторы объекта: 

Русаков А.В., Курбанова Ф.Г.

Дополнительная информация: 

В южной части лесостепной зоны в городище в 2016 году были проведены исследования хроноряда погребённой почвы раннего железного века и современной фоновой почвы на внутреннем оборонительном валу городища Борисовка. В 2018 году было проведено морфологическое изучение почв того же временного интервала, но уже на внешней части вала. Особенностью формирования почв в данной части вала является почвообразование на переотложенных древнеаллювиальных  супесчаных отложениях, когда на внутренней части вала почвы были сформированы на лессовидных суглинках. Различия литогенной основы двух хронорядов 2016 и 2018 гг позволят 1) сравнить тренд эволюционного развития почв за период после погребения при их развитии на контрастной (суглинистой и супесчаной) литогенной основе; 2) оценить степень сохранности и информативности палеопочвенной памяти для почв, обладающих различной сенсорностью и рефлекторностью записи изменения ландшафтной обстановки на изучаемой территории.